Записки с Маргариты: часть вторая

Сегодня у нас продолжение записок с Маргариты от студентки школы испанского языка CELA и журналиста Натальи Чайковой.  Если кто-то пропустил начало рассказа, то читаем тут и тут.

Раздался стук в дверь и Лауди тревожно окликнула: «Наталья?» Конечно, общительные и любящие тусовки венесуэльцы не могли понять, как можно целых полдня бдеть в комнате с ноутбуком. Да, первые выходные на Маргарите, вопреки ожиданиям, были подёрнуты скукой. Студенты-немцы дружной компанией отправились в ресторан – отмечать завершение учёбы, при этом как бы ни забавно они балагурили на немецком, мне их понять было бы невозможно. Так что, глубоко вздохнув, я написала Андре, что не приду.

Зато как же развернусь на следующей неделе! – думала я, предвкушая приезд ещё одной студентки из Москвы. Наконец-то буду говорить ПО-РУС-СКИ! И отмечать вторую неделю на Карибском море с истинно русским размахом, да.

Сильвия

Дверь в кабинет не поддавалась – изнутри что-то мешало. Сильвия забаррикадировалась стулом и сидела в своей крепости, ожидая меня. Увидев, как я с трудом протискиваюсь в аудиторию, она отодвинула своё укрепление, и, улыбаясь, пригласила войти. Вместе со мной в дверь метнулась рыжая кошка, которая, спустя мгновение, уже царственно возлежала на столе, на бумагах моей «профессоры», преспокойно вылизывая лапу. Сильвия всплеснула руками, наградила зверя потоком ещё неизвестных мне испанских слов, после чего животное было выдворено в коридор, а стул водружён на прежнее место. Кошка пыталась ещё некоторое время таранить дверь, но баррикады были надёжны, а Сильвия непреклонна: живность в кабинете она не любила – это отвлекало от работы.

Сильвия привела меня в восторг. Самоиронична. Обожает шутить на пикантные темы и подтрунивать над студентами. Очень красиво рисует. Сильвия преподаёт испанский язык для продвинутого уровня. Её голос, хриплый, прокуренный до неприличия, завораживает. Она не говорит по-английски и не стремиться говорить: занятия проходят на её родном языке. Она хочет, чтобы заговорил ты – с ошибками, с трудом выдавливая слово за словом, но делая первые шаги в обучении. Вот почему занятия с Сильвией поначалу были для меня тяжелейшим мозговым штурмом. Значение каждого нового слова она объясняла или показывала жестами. Угадать было очень просто – за 15 лет преподавания иностранцам она идеально освоила пантомиму.

Пляж Zaragosa

Изумительная колониальная архитектура, прозрачное бирюзовое море и лучшая в моей жизни пинья-колада. И всё это – пляж Сарагоса. Место, в которое я влюбилась с первого взгляда и считаю его одним из великолепнейших на Маргарите.

- А поплыли к пеликанам! – крикнула я Лене, которая, самозабвенно качаясь в волнах, сладко жмурилась от солнца. Приехав из промозглого,  вечно простуженного московского ноября, она просто светилась от счастья: с лица не сходила улыбка, а зелёные лукавые глаза горели жизнью и жаждой приключений, которые она, к слову, найти умеет.

Три пеликана, со своими носами-рубильниками, вида весьма важного, пристроились отдохнуть на широком буйке. К ним-то мы и решили наведаться, традиционно понадеявшись на русский авось, что не клюнут. Почувствовав, что их личное пространство нарушено, птицы недовольно завозились на буйке, который стал отчаянно раскачиваться, потом расправили свои широченные крылья и, окинув нас презрительными взглядами, понеслись в открытое море.

Тем временем невдалеке лениво дрейфовала рыбацкая шхуна. На ней была тьма народу: толпа собралась по правому и левому борту, на носу, корме и на мачте. Стоп, — на мачте?! Да с таким количеством людей лодка вообще бы давно потонула. Ан нет, вон она – качается себе, держась на якоре… Подплыв поближе, мы наконец разглядели, что судно бесцеремонно захвачено стаей пеликанов. Ить вот они какие – пираты Карибского моря! Налётчики наслаждались послеобеденным отдыхом, не обращая на нас ни малейшего внимания. Попытка их распугать, выкинув руки из воды и подняв сотни брызг, закончилась тем, что один «птыц» медленно повернул голову в нашу сторону и, не найдя в нас ничего интересного, отвернулся.

На берегу нашу компанию студентов ждал обед в прибрежном ресторане. Я видела, как мимо меня торопливо пронесли ящик свежевыловленной рыбы. Его содержимое продемонстрировали гостям, а когда те выбрали будущее кушание, так же быстро унесли на кухню – готовить. Мы же в ожидании заказа потягивали освежающую пинью-коладу, слушали рассказы французского студента о Париже, а потом немецкого – о путешествии по Южной Америке и испытывали совершеннейшее блаженство.

Королевских креветок вкуснее я не ела нигде. Щедрый повар принёс целое блюдо с горкой румяных морепродуктов, по краям заполненное рисом, салатом и жареными бананами. И всё это за 200 рублей, в пересчёте на наши деньги. Тем временем полчаса назад пойманная рыба также красовалась на нашем столе.

Сарагоса постепенно пустела, день клонился к закату. Раскалённый шар красного солнца неспешно опускался за гору. Мы сели в микроавтобус Сабины и понеслись к пиратской крепости, чтобы с высоты её увидеть, как солнце будет садиться в море.

Борщ

Пятница. Это был день, когда мы с Леной приготовили в школе самый настоящий русский борщ. Накануне Сильвия помогла нам написать приглашения для студентов и перевести рецепт на испанский, чтобы потом раздать желающим, а Сабина отправилась с нами в «Самбиль» — гигантский супермаркет – закупать ингредиенты. Как ни странно, там оказалось всё, что нужно, даже свёкла и сметана – в наличии этих продуктов мы почему-то больше всего сомневались. Не нашли только укроп, что в общем-то, нас ничуть не расстроило – полки ломились от обилия разной зелени, причём продавалась она не пучками, как у нас, а целыми вениками — по размеру те же лук и петрушка здесь в 2-3 раза больше российских. Экватор…

Француз был не дурак выпить и, узнав, что будет борщ, обрадовался и тоже побежал в магазин. На стол он выставил бутыль водки «STOLICHNAYA», довольный тем, что наконец-то появился повод продегустировать русский национальный алкоголь. Тем более, что рекламы этого горячительного напитка на Маргарите предостаточно.

Немец недоверчиво прочитал этикетку и дегустировать предусмотрительно отказался. А вот юный Луис Карлос обрадовался не меньше француза и поближе пододвинул свою кружку, из которой только что пил ромашковый чай.

Мы с Леной молча переглянулись, свой отказ выпить «за здоровье» свалили на здоровый-таки образ жизни и принялись разливать ароматное кушанье по тарелкам.

Кстати, очень и очень многие иностранцы озвучивают мне этот тост – «за здоровье!», когда узнают, что я говорю по-русски. Примечательно, что в России я этого ни разу не слышала. Откуда люди из разных уголков Земли берут одну и ту же фразу и непременно сопровождают её восторженным восклицанием «водка!», лично для меня – загадка. Может, фильмов каких насмотрелись, а может, видели русских на отдыхе…

Студенты, преподаватели и наши венесуэльские мамы (так называют всех дам из принимающих семей) уписывали борщ с таким удовольствием, что за ушами трещало. Спасибо хозяйственной Лене за изумительный рецепт. Каждый сбегал за второй порцией. Больше всех восхищался немец – статный блондин с голубыми-преголубыми глазами и с торсом, как у Джеймса Бонда. Доскребая вторую тарелку, он поделился, что уже засобирался в Россию за женой, так что, девочки, ждите.

Похожие записи: